Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

erykah

дети против!

"Задача закона - прежде всего оградить детей, не имеющих в силу возраста общественного личностного развития, от искушений и соблазнов. Машина разврата в этом возрасте работает наиболее продуктивно. Поэтому возник возрастной ценз - 21 год. Лицам, не достигшим этого возраста, будет запрещено продавать продукцию, связанную с эротикой и порнографией. В законе будет прописан запрет на съемки в фильмах и рекламе эротического и порнографического характера лицам, не достигшим 21 года", - решили в Министерстве культуры. О том, что людям в этом возрасте можно служить в армии и вступать в брак, разработчики законопроекта, видимо, забыли.
nikolajkhramov

что плохого в порнографии?
я себе не представляю как бы я жил с момента как у меня впервые встал и до 21го года!!!
отчетливо помню как задрачивал каталоги ОТТО на страницах с женским бельем и упаковки из под колгот-не пожелаю никому такого!!!

henry_morgan

ну, кто еще не проголосил?

нужен ли закон о запрете или ограничении порнографии?

да
3(33.3%)
нет
6(66.7%)
new

(no subject)

Первоначально слово «производство» означало не материальное изготовление, а скорее «делать видимым», «показывать» или «предъявлять»: про-изводить (pro-ducere). Секс производится, подобно тому, как производится документ, или как об актере говорят, что он «выводит» свою роль на сцене. Производить — значит насильственно материализовать то, что относится к другому порядку, к порядку тайны и соблазна. Соблазн — это то, что всегда и везде противостоит производству, соблазн изымает что-то у строя видимого, он направлен против производства, которое занято тем, чтобы делать очевидным, неважно, идет ли речь об очевидности вещи, цифры или понятия. Все должно производиться, прочитываться, становиться реальным, видимым, отмечаться знаком эффективности производства, все должно быть передано в отношениях сил в системах понятий или количествах энергии, все должно быть сказано, аккумулировано, все подлежит описи и учету: таков секс в порнографии, но таков, шире, проект всей нашей культуры, «непристойность» которой — ее естественное условие, культуры показывания, демонстрации, «производственной» монструозности. Внутри всего этого, как и в порнографии, соблазн никогда не находит себе места, поскольку речь идет о непосредственном производстве актов, хищной актуальности удовольствия; никакого соблазна нет в этих телах, пронизываемых взглядом, который буквально всасывается пустотой прозрачности. Но и тени соблазна нет в универсуме производства, управляемом принципом прозрачности всех сил, как видимых и исчисляемых феноменов: вещей, машин, сексуальных актов или валового национального продукта.